ECHAFAUD

ECHAFAUD

Краткое описание философии Эпикура и эпикурейцев (Лаэртский)

Писателем Эпикур был изобильнейшим и множеством книг своих превзошел всех: они составляют около 300 свитков. В них нет ни единой выписки со стороны, а всюду голос самого Эпикура. Соперничал с ним по обилию написанного Хрисипп, но недаром Карнеад называет его нахлебником Эпикуровых писаний: на все, что ни написано Эпикуром, Хрисипп из соперничества писал ровно столько же, а потому и повторялся часто, и писал, что попало, и не проверял написанного, а выписок со стороны у него столько, что ими одними можно заполнить целые книги, как это бывает и у Зенона, и у Аристотеля. Вот сколько и вот каковы сочинения Эпикура, а лучшие из них – следующие:

“О природе” 37 книг, “Об атомах и пустоте”, “О любви”, “Краткие возражения против физиков”, “Против мегариков”, “Сомнения”, “Главные мысли”, “О предпочтении и избегании”, “О конечной цели”, “О критерии, или Канон”, “Хередем”, “О богах”, “О благости”, “Гегесианакт”, “Об образе жизни” 4 книги, “О праводействии”, “Неокл”, к Фемисте, “Пир”, “Еврилох”, к Метродору, “О зрении”, “Об углах в атомах”, “Об осязании”, “О судьбе”, “Мнения о претерпеваниях”, к Тимократу, “Предведение”, “Поощрение”, “О видностях”, “О представлениях”, “Аристобул”, “О музыке”, “О справедливости и других добродетелях”, “О дарах и благодарности”, “Полимед”, “Тимократ” – 3 книги, “Метродор” – 5 книг, “Антидор” – 2 книги, “Мнения о болезнях”, к Митре, “Каллистол”, “О царской власти”, “Анаксимен”, “Письма”.

Мнения его, изложенные в этих книгах, я попытаюсь представить, приведя три его послания, в которых кратко обозревается вся его философия; приложу также его “Главные мысли”, и что еще покажется заслуживающим отбора, чтобы можно было всесторонне познать и должным образом оценить этого мужа. Первое послание писано к Геродоту [и говорит о физике; второе – к Пифоклу], о небесных явлениях; третье к Менекею, об образе жизни. Начнем мы с первого, но прежде скажем вкратце о разделении его философии.

Разделяется его философия на три части: канонику, физику и этику. Каноника представляет собой подступ к предмету и содержится в книге под заглавием “Канон”. Физика представляет собой все умозрение о природе и содержится в 37 книгах “О природе”, а в основных своих чертах – в письмах. Этика говорит о предпочтении и избегании; она содержится в книгах “Об образе жизни”, в письмах и в сочинении “О конечной цели”. Обычно, впрочем, каноника рассматривается вместе с физикой: каноника – как наука о критерии и начале в самых их основах, а физика – как наука о возникновении и разрушении и о природе; этика же – как наука о предпочитаемом и избегаемом, об образе жизни и предельной цели.

Диалектику они отвергают как науку излишнюю – в физике, говорят они, достаточно пользоваться словами, соответствующими предметам. Так, в “Каноне” Эпикур говорит, что критерии истины – это ощущения (aistheseis), предвосхищения (prolepseis) и претерпевания (pathe), а эпикурейцы прибавляют еще и образный бросок мысли (phantasticai epibolai tes dianoias). To же самое говорит он и в послании к Геродоту, и в “Главных мыслях”. Всякое ощущение, говорит он, внеразумно и независимо от памяти: ни само по себе, ни от стороннего толчка оно не может себе ничего ни прибавить, ни убавить. Опровергнуть его тоже нельзя: сродное ощущение нельзя опровергнуть сродным, потому что они равнозначны, а несродное – несродным, потому что судят они не об одном и том же; разум не может опровергнуть ощущений, потому что он сам целиком опирается на ощущения; и одно ощущение не может опровергнуть другое, потому что доверяем мы каждому из них. Само существование восприятий служит подтверждением истинности чувств. Ведь мы на самом деле видим, слышим, испытываем боль; отсюда же, отталкиваясь от явного, надобно заключать и о значении того, что не так ясно. Ибо все наши помышления возникают из ощущений в силу их совпадения, соразмерности, подобия или сопоставления, а разум лишь способствует этому. Видения безумцев и спящих тоже истинны, потому что они приводят в движение [чувства], а несуществующее к этому неспособно.

Предвосхищением они называют нечто вроде постижения, или верного мнения, или понятия, или общей мысли, заложенной в нас, то есть памятование того, что часто являлось нам извне, например: “Вот это – человек”. В самом деле, тотчас, как мы говорим “человек”, предвосхищение вызывает в нашей мысли его оттиск, предварением которого были ощущения. Точно так же и для всякого слова становится наглядна первичная его подоснова; и мы не могли бы даже начинать разыскание, если бы не знали заранее, что мы разыскиваем. Так, чтобы спросить: “Кто там стоит поодаль, лошадь или корова?” – нужно знать заранее, благодаря предвосхищению, облик и той и другой. Ведь мы не могли бы даже назвать предмет, если бы в силу предвосхищения не познали заранее его оттиск. Стало быть, предвосхищения имеют силу очевидности.

Предмет мнения также исходит из чего-то первично-наглядного, и мы в своих предложениях восходим именно к этой его основе, например: “Откуда мы знаем, что это человек?” Само же мнение, по их словам, есть также и домысел, и оно может быть как истинным, так и ложным: если оно подтверждается и не опровергается свидетельствами ощущений, то оно истинно, если не подтверждается и опровергается, то ложно. Оттого и вводится понятие “выжидания” (prosmenon); например, выждать, чтобы подойти к башне поближе и узнать, какова она вблизи.

Претерпеваний, по их словам, существует два наслаждение и боль; возникают они во всяком живом существе, и первое, из них близко нам, а второе чуждо; этим и определяется, какое мы предпочитаем и какого избегаем.

Разыскания могут вестись или о предметах, или о чистых словах.

Таково, в виде перечня, учение его о разделении и о критерии. А теперь перейдем к письму.


Следующий раздел: Письмо к Геродоту.

Все разделы X книги Диогена Лаэртского.

Главная Базовые тексты Краткое описание философии Эпикура и эпикурейцев (Лаэртский)