ECHAFAUD

ECHAFAUD

О глобальных жанрах в античном искусстве

Из нашего блока по истории (ещё не публиковался) выходит, что доиндустриальная формация сопровождается одним глобальным общественным конфликтом, конфликтом города и деревни, оформленном в виде конфликта буржуазии и аристократии (Афин и Спарты, демократов и олигархов, популяров и оптиматов, пополанов и грандов). Структура городской сети является общественным базисом, который вторгается в надстройку, сформированную под тысячалетним влиянием крупных земельных собственников. Город возникает почти неизбежно из развития земледелия и повышения урожайности. При этом город становится не только центром нового класса “буржуазии” (с новыми политическими требования в сторону старой, земельной элиты), но и центром культур и искусств, которые также отражают основной конфликт эпохи.

В разрезе нашего блока по философии появляется конфликт “гедонистических” и “строгих” направлений, софистики и метафизики, эпикурейцев и стоиков (и т.д., вплоть до даосизма и конфуцианства, если смотреть на другие регионы). В разрезе литературы это конфликт прозы и поэзии на глобальном уровне, и в каждой из них уже на локальном. Например в поэзии этот конфликт совпадает с разделением на лирику и эпику. Внутри эпики разделение идеи на древнюю и александрийскую; и лирика в свою очередь также различается, она может быть как секуляризированной (Симонид, Вакхилид), так и консервативно-земледельческой (Пиндар).  Внутри прозы этот вездесущий распад создает научно-историческую прозу и приключенческие романы. Историческая проза распадается на два крупных жанра: литературно оформленную и научную.

В жанре драматургии это деление на комедию и трагедию. Внутри комедии на комедию утонченную (Менандр, Теренций) и грубую (Аристофан, Плавт); внутри трагедии на направление Эврипида и направление Эсхила-Софокла.

Риторика распадается на азиатское и аттическое направления. А в разрезе музыки это конфликт фригийского и дорийского ладов, духовых и струнных инструментов (флейты и лиры). Перипатетической гармонии, ориентированной на субъективные слуховые ощущения и Пифагорейской гармонии, ориентированной на идеальные математические пропорции.

Скульптура и архитектура также распадаются на эллинистическую (утонченную) и классическую (строгую). При чем дело не только в том, что со временем искусство совершенствуется, но и в осознанных стилевых предпочтениях. К периоду подъема Рима, когда Греция доминировала в культурном плане, она доминировала уже как перезрелая культура, отчасти “буржуазная” культура. Поэтому римляне старались подражать не всякой Греции, а именно классической, архаичной. Тогда как современная им Греция казалась уже развращенной и упадочной. Отсюда возникло даже глобальное разделение на “римскую” и “греческую” культуры. Хотя формально это одна и та же культура, речь шла именно об акцентах, т.е. они осознавали два крупных стиля в античной культуре, и привязали их к национальным типам.

Идеальный поклонник “римской” культуры, таким образом, сочетает в себе:

  • Любовь к аристократии (деревне, земле), философский стоицизм и платонизм.
  • Предпочтение поэзии, желательно эпической, и если эпической, то лучше древней, чем “александрийской”. А если уже читать лирику, то скорее Пиндара. При чем сопровождаться поэзия должна музыкой на дорийском ладу и на инструменте лиры/кифары.
  • Прозу читает почти всегда историческую и философскую, а если уже и читает, то строго-научную (таков должен быть идеальный тип, но на практике аристократия предпочитает скорее литературную историю, поскольку туда обычно вставляли пафосные стоические сентенции и речи генералов, которыми можно было вдохновляться; тогда как строго-научная история могла быть интересной как раз не аристократам, а интеллигенции). В драматургии предпочитает трагедии школы Эсхила-Софокла, но если и смотрит комедии, то это Аристофан и Плавт. Риторикой пользуется аттической. Архитектуру любит более простую, архаичную (дорический ордер), скульптуру по типу “Тираноборцев”.

Идеальный поклонник “греческой” культуры, таким образом, сочетает в себе:

  • Любовь к демократии (городу, торговле), философский эпикуреизм и софистика.
  • Предпочтение прозы, желательно романов; а уж если историческую прозу, то лучше литературную и увлекательную (таков должен быть идеальный тип, но на практике аристократия предпочитает скорее литературную историю, поскольку туда обычно вставляли пафосные стоические сентенции и речи генералов, которыми можно было вдохновляться; тогда как строго-научная история могла быть интересной как раз не аристократам, а интеллигенции).
  • Поэзию предпочитает лирическую, а среди неё Симонида и Вакхилида. Намного реже почитается эпическая лирика, и тогда уже лучше “александрийская”, чем древняя. При чем сопровождаться поэзия должна музыкой на фригийском ладу и на инструменте флейты. В драматургии предпочитает трагедии школы Эврипида, но если и смотрит комедии, то это Менандр и Теренций. Риторикой пользуется азиатской. Архитектуру любит более вычурную, современную (коринфский ордер), скульптуру по типу “Антиноя”.

В нашем очерке про “метаромантизм” мы уже говорили об этом, и глобально выделили два направления: метаклассицизм и метаромантизм. Таким образом, “греческий” типаж является классическим проявлениям культуры барокко, культуры метаромантизма. “Римский” типаж напротив является идеальным проявлением культуры классицизма.

Главная Искусство О глобальных жанрах в античном искусстве