ECHAFAUD

ECHAFAUD

Маркс не понимает греков

Кто пишет о том, что занятие ремеслом не подобает свободному гражданину? Об этом пишет Ксенофонт. Кто ещё присоединяется к этому мнению? Аристотель, который вполне нахваливал «Домострой» Ксенофонта. Оба этих автора в той или иной мере консерваторы. Учитель Аристотеля (т.е. Платон) тоже был ярким консерватором-спартанофилом. Стоит-ли тогда удивляться, что у всех троих, столь связанных между собой, обнаруживается крайне хвалебное отношение к земледелию?

  • Земля – символ власти аристократической (консервативной) партии; Спарта – общепризнанный лидер этой партии, её главный центр в масштабах всей Греции. Товарищ Ксенофонт, главный источник мнения о «неблагородном» труде ремесленника, – гражданин Спарты (хотя и да, изначально афинянин, но это даже лучше подчеркивает его тенденциозность) происходящий из аристократического рода.
  • Ремесло и торговля – источники дохода, которые дают прибыли большие, чем дает земля, и которые позволяют «безродным» классам общества получать политическое влияние, отнимать его у аристократов. Ремесло и торговля, равно как и деньги (ростовщический капитал и т.д.) – конкуренты аристократии в вопросах достижения власти.

Стоит-ли удивляться, что все вышеназванные авторы плохо относятся также и к самим деньгам в абстрактном смысле? Их «объективность», и особенно объективность Ксенофонта – стремится к нулю. При этом мы верим им на слово. А посмотрите только чему именно мы верим на слово!

«Прекрасно, Критобул, — сказал Сократ. — Действительно, занятие так называемыми ремеслами зазорно и, естественно, пользуется очень дурной славой в городах. Ведь ремесло вредит телу и рабочих и надсмотрщиков, заставляя их вести сидячий образ жизни, без солнца, а при некоторых ремеслах приходится проводить целый день у огня. А когда тело изнеживается, то и душа становится гораздо слабее. К тому же ремесло оставляет очень мало свободного времени для заботы ещё о друзьях и родном городе. Поэтому ремесленники считаются непригодными для дружеского сообщества и плохими защитниками отечества. А в некоторых городах, особенно в тех, которые славятся военным делом, даже и не дозволяется никому из граждан заниматься ремеслами».
<…>
«Это я рассказываю тебе, Критобул, – продолжал Сократ, – потому что от занятия земледелием не могут удержаться даже очень богатые люди. Как видно, занятие им – это вместе и какое-то удовольствие, и обогащение, и упражнение тела, дающее силу для исполнения всякого труда, приличного свободному человеку».

Иными словами, спартанец Ксенофонт говорит нам:

«Спарта хороша, а там почти нет ремесла, в Афинах грёбанная демократия – потому что там ремесло. Следовательно, ремесло – плохо».

И второй уровень доказательства снова-таки типично аристократически-спартанский. Земля помогает окрепнуть рукам, следовательно из тебя получиться более хороший воин. Если мы признаем, что это типичный взгляд всех греков, то мы признаем, что вся Греция была подобной Спарте. Однако мы знаем, что эмпирическая история Греции говорит о совершенно обратном, и что кроме Спарты, во всех остальных полисах происходило разложение аристократии, а демократическая партия была не менее сильна в своем влиянии.

Да и послушайте эти аргументы. Разве сегодня не ноют о том же самом? Разве не плачутся люди о сидячем образе жизни и его вреде? Но это как-то мешает современному человеку трудиться за тем же компьютером? Почему в древности это должно мешать? Откуда в древности брались ремесленники? Почему тот же Сократ в диалогах Платона жалуется, что власть в городе захватили всякие там «обувщики, гончары, кузнецы, кожевники и т.д.»? Если это было реальностью, то значит и древним никак не мешало предубеждение к ремеслу? Разве все древние были аристократически-ангажированными аки Ксенофонт? Очевидно, что нет. Но марксизм просто берет на веру взгляд аристократа (не применяя классового анализа источника!), поскольку он хорошо ложится на их собственную концепцию. И якобы потому, что никаких других контр-источников не сохранилось. Подобная тенденциозность присутствует в массе других вопросов, в том числе с цитатой о рабах, как говорящих орудиях, но это уже другая история.

А что говорит наша классическая историографическая традиция? Она говорит, что «афинянин часто предпочитал получать три обола за участие в суде присяжных, чем заработать их тяжелым ручным трудом». Много-ли людей было в суде присяжных? Откуда взялось это нытье? А оно взялось из нытья ещё одного любителя Спарты и консерватизма, из сочинений Аристофана, который в своей критике продажности демократии на самом деле критиковал вообще народовластие как таковое. Но нас это, конечно же, не интересует. Да и допустим даже все хотели получить халявные 3 обола, и видимо из-за этого становились в очередь на должность присяжного и забрасывали дела (очень реалистично звучит, правда?). Но как будто когда-либо в другие эпохи это было не так! Как будто выбор здесь стоит чисто идеологический, и как будто сам автор нашей цитаты не захотел бы получить ТОЖЕ САМОЕ, не вкладывая в это никакого, ещё и ТЯЖЕЛОГО труда. В чем здесь особенность афинян? А её нет, это самое обычное поведение любого человека, ведь все любят халяву, даже носители протестантской этики или строители социалистического мира. Но делать на основании этого вывод, что афиняне идеологически враждебны труду — не более правомерно, чем делать такой же вывод по отношению к XXI веку. А между тем, есть все идеологические основания считать также (хотя бы через тему отчуждения этого самого труда).

При этом дальше, эта же самая классическая историография говорит: «Люди, не занимавшие никакой должности, могли заниматься ремеслом, и, несомненно, в Афинах было много ремесленников из числа граждан: Сократ в «Воспоминаниях» Ксенофонта говорит, что Народное собрание состоит из валяльщиков, башмачников, плотников, кузнецов, земледельцев, купцов и рыночных торговцев».

Но как же презрение к труду? Как же пауперизация? Эта цитата из Ксенофонта только доказывает, что он писал не о том, что было на самом деле, а том, как должен, по его глубокоуважаемому спартанскому мнению, относится к труду свободный грек. И заходя дальше, Ксенофонт ведь не простой житель Афин, который вскрывает внутреннюю кухню, и выдает признание в нелюбви к определенной сфере деятельности (т.е. ремеслу, если это вообще можно назвать сферой). Нет, он презирает не какие-то отдельные виды труда (стоит отметить, что труд на земле он хватил, и советует трудиться собственными руками, о ужас!), он презирает город как таковой.

«Кто примет гостей с большей щедростью? Где возможно с большим удобством провести зиму, как не в деревне, в достатке пользуясь огнем и теплыми ваннами? Где, как не за городом, приятнее провести лето, наслаждаясь купаньем, дуновением ветерка и тенью?».
<…>
«При наступ­ле­нии вра­гов на стра­ну поса­дить зем­ледель­цев и ремес­лен­ни­ков отдель­но и спро­сить у тех и у дру­гих, нахо­дят ли они нуж­ным защи­щать стра­ну или, бро­сив ее на про­из­вол судь­бы, охра­нять город­ские сте­ны. В этом слу­чае, дума­ли мы, люди, свя­зан­ные с зем­лей, пода­ли бы голос за то, чтоб защи­щать, а ремес­лен­ни­ки — за то, чтоб не сра­жать­ся, но, как они при­уче­ны с дет­ства, сидеть без труда и опас­но­сти».

Вот и вся магия. Ненависть к ремеслу — это аристократическая ненависть к демократии и буржуазному (т.е. городскому) образу жизни, высказанная иными словами. И если бы Маркс был последовательным в своей вере древним, он должен был на основании этих слов констатировать, что города в древности не развивались, ибо у греков (ну явно же у всех) было предубеждение к городам. Но увы, даже Маркс понимал, что городская цивилизация древности существовала. Остается только удивляться, зачем греки шли жить в столь ненавистное им место. Чтобы работать? Нет же, труд они презирают. Чтобы жить лучше? Нет же, в деревне всё превосходит город. Ксенофонт так тупит по личной ангажированности, но почему вслед за ним тупят марксисты – загадка природы.

Второй пример марксизма-ксенофонтизма можно посмотреть здесь.

Главная Марксизм Маркс не понимает греков