ECHAFAUD

ECHAFAUD

Почему эпикурейские идеи соответствуют вызовам современной светской жизни

Темма Эренфельд — писатель, чьи работы посвящены психиатрии и философии. Ее статьи публиковались, среди прочего, в The Wall Street Journal, The New York Times, Newsweek, Reuters и LA Review of Books. Она является автором книги «Морган: Волшебник садов Кью» (2018) и живет в Нью-Йорке.

Оригинал статьи на английском языке, опубликованный 19 июля 2019 года.


«Стремление к счастью» – известная фраза в знаменитой Декларации независимости Соединенных Штатов (1776 г.). Но мало кто знает, что его автор был вдохновлен древнегреческим философом Эпикуром. Да, эпикурейцем себя считал Томас Джефферсон. Вероятно, он нашел эту фразу у Джона Локка, который, как и Томас Гоббс, Дэвид Юм и Адам Смит, также находился под влиянием Эпикура.

В наши дни, образованные англоговорящие горожане могут назвать вас “эпикюром”, если вы пожалуетесь официанту на слишком соленый суп, и стоиком, если вы этого не сделаете. В массовом представлении “эпикюр” тонко настраивает удовольствия, занимаясь совершенным потреблением; в то время как стоик живет добродетельной жизнью, сублимировав удовольствие навсегда. Но это слабо соотносится с Эпикуром, который ближе всех древних философов подошел к пониманию проблем современной светской жизни.

Эпикуреизм соревновался со стоицизмом за господство над греческой и римской культурой. Эпикур родился в 341 г. до н. э., всего через шесть лет после смерти Платона, так что он достиг совершеннолетия как раз вовремя, чтобы добиться нужного влияния. Ему было 18 лет, когда Александр Великий умер в конце «классической эпохи» – характеризуемой совокупностью независимых городов-государств, и появлением нового династического правления, которое распространилось по бывшей Персидской империи. Стоик Зенон, основавший свое учение на Кипре, а затем преподававший его в Афинах, жил в точности в тот же период. Позже, римский стоик Сенека хотя и критиковал Эпикура, но благосклонно его цитировал.

Сегодня, эти две великие философии древних времен, свелись к представлениям о комфорте и удовольствии – к тому вернете вы суп или нет? Само это недоразумение подсказывает мне, что эпикурейские идеи победили без всякой логики философии. Эпикурейцев волновало, что чувствуют люди. Стоики сосредоточились на иерархии ценностей. Если бы стоики победили, стоик теперь означал бы благородство, а “эпикюр” — банальность.

Эпикурейцы действительно сфокусировались на поиске наслаждений, но они сделали и намного больше этого. Они действительно говорили об уменьшении боли – но ещё больше о том, как быть рациональными. Их всегда интересовала разумная жизнь – идея, которая в наши дни превратилась в «осознанное потребление». Но приравнивать знание того, что сделает вас счастливее всего — к знанию лучшего сорта вина, означает лишь то, что Эпикура понимают неправильно.


Рациональность, которую он привнес в демократию, опиралась на науку. Сегодня мы знаем Эпикура в основном через стихотворение «De rerum natura», или «О природе вещей», экспозицию из 7 400 строк римского философа Лукреция, жившего примерно через 250 лет после Эпикура. Стихотворение было распространено только среди небольшого числа литераторов, пока не было открыто заново в XV веке, и своим открытием — радикально бросило вызов христианству.

Его принципы удивительно современны, вплоть до физики. В шести книгах Лукреций заявляет, что все состоит из невидимых частиц, пространство и время бесконечны, природа – это бесконечный эксперимент, человеческое общество развивалась в процессе битвы за выживание, что загробной жизни нет, религии – жестокие заблуждения, а во Вселенной нет конкретной задуманной цели. Мир материален – но в нем есть доля свободы. Как же нам жить? Рационально, отбросив иллюзию. Ложные идеи во многом делают нас несчастными. Если мы минимизируем причиняемую ими боль, то мы получим максимальное удовольствие.

Современный светский мир до такой степени эпикурейский, что мы не можем услышать этот раскат грома. Эпикур не акцентировал внимание на перфекционизме или тонком различении удовольствий, возвращая пересоленный суп обратно. Он скорее понял то, что буддисты называют сансарой, страданием бесконечной жажды. Удовольствия «отравляются», когда мы требуем, чтобы они не прекращались, когда их слишком много. Так, например, получать удовольствие от секса вполне естественно, но секс сделает вас несчастными, если вы надеетесь владеть своим любовником бесконечно долго.

Эпикур также кажется сверхсовременным в своем отношении к воспитанию детей. Он отметил, что дети, скорее всего, доставят столько же боли, сколько и удовольствия, поэтому вы можете их не заводить. Современные пары, которые предпочитают не иметь детей, вписываются в культуру эпикурейцев. Имеет ли смысл говорить людям «стремитесь к счастью», а затем ожидать, что они возьмут на себя десятки лет ответственности за других людей? Ну, может быть, если искать «смысл». Наше представление о смысле – это что-то вроде добродетели, которой придерживались стоики, утверждавшие, что она принесет вам счастье.

И стоики, и эпикурейцы понимали, что одни хорошие вещи лучше других. Таким образом, вы обязательно сталкиваетесь с выбором и с необходимостью отказаться от одного блага, чтобы защитить или получить другое. Если вы сделаете этот выбор с умом, вы станете счастливее. Но стоики думают, что вы будете действовать в соответствии с грандиозным планом великого архитектора, а эпикурейцы – по своему усмотрению.


В нашем светском мире, теперь мы стремимся к кратковременному счастью и получаем более глубокое удовольствие от хорошо выполненной работы. Мы стремимся к уважению коллег. Все это имеет смысл в свете науки, которая документально подтвердила, что счастье для большинства из нас возникает из социальных связей, а не из идеального розария или гардероба от кутюр. Эпикур не только ценил науку, но и был большим поклонником дружбы.

Стоики и эпикурейцы расходятся и тогда, когда дело доходит до политики:

  • Эпикур думал, что политика приносит только разочарование.
  • Стоики считали, что вы должны заниматься политикой как можно более добродетельно.

Здесь, в США, где я живу, половина страны воздерживается от голосования в непрезидентские годы, что близко по духу эпикурейцу. Но все же Эпикур был демократом. В саду на окраине Афин он основал школу, скандально открытую для женщин и рабов – практика, которую современники расценивали как доказательство его разврата. Когда Джефферсон выступал за образование американских рабов, он мог основываться на идеях Эпикура.

Я полагаю, что Эпикур увидел бы в моей собственной жизни гораздо больше потребления, чем необходимо, и слишком мало самодисциплины. Прежде всего, он хотел, чтобы мы взяли на себя ответственность за свой выбор. Вот, что он пишет в своем письме к Менекею:

«Ибо не бес­ко­неч­ные попой­ки и празд­ни­ки, не наслаж­де­ние маль­чи­ка­ми и жен­щи­на­ми или рыб­ным сто­лом и про­чи­ми радо­стя­ми рос­кош­но­го пира дела­ют нашу жизнь слад­кою, а толь­ко трез­вое рас­суж­де­ние, иссле­дую­щее при­чи­ны вся­ко­го наше­го пред­по­чте­ния и избе­га­ния и изго­ня­ю­щее мне­ния, посе­ля­ю­щие вели­кую тре­во­гу в душе».

Считаете ли вы «стремление к счастью» сложным исследовательским проектом и упрекаете себя за угрюмость? Вы эпикуреец! Мы считаем стоиков более жесткими, но они давали утешение верой. Прими свою судьбу, – говорили они. Эпикур сказал: «Это беспорядок. Будьте умнее остальных». Насколько современными вы можете быть?

Эпикур и современная жизнь
Главная Образ жизни Почему эпикурейские идеи соответствуют вызовам современной светской жизни

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *