ECHAFAUD

ECHAFAUD

Античная философия: гуманистическая революция | Часть первая

Большинство философов, которых мы теперь будем рассматривать, всего на десять лет младше Анаксагора и Эмпедокла; это практически одно поколение, хотя на самом деле — их разделяет целая эпоха. Времена, в которые жили все эти мудрецы, это времена «Греко-персидской войны»; это времена возникновения полноценной демократии на материковой Греции; это времена, когда политика греков вышла на международный уровень, а внутри самой Греции постепенно сворачивается полисная автономия и назревает потребность в едином государстве. Все эти события также сопровождались невиданным доселе прорывом во всех сферах искусства.

Реконструкция Афинского акрополя

Огромное количество событий эпохальной важности (в сознании самих греков, в первую очередь) произошло всего за промежуток 530-460 до н.э., и итогом этих событий стало превращение Афин в крупнейший торгово-ремесленный центр уже едва-ли не всего мира; поэтому не стоит удивляться, что именно здесь теперь сосредоточилась вся культура и философия последующего столетия. Именно в это время (после 470-го) в Афины переезжают философы из Ионии; и даже престарелый Парменид также прибывает в Афины в сопровождении своего ученика Зенона (и по легенде, их успел услышать юноша Сократ).

Так, Афины стали практически столицей мира, а вместе с этим, во внутренней жизни Афин происходили соответственные изменения. Старые законы, основанные на консервативной морали земледельцев-аристократов, перестали подходить новым условиям жизни; и постепенно эти законы начали ликвидировать. А с ликвидацией родового права — теряла власть и сама аристократия; таким образом демократы шаг за шагом укреплялись во власти. Конфликт аристократии и демократии был тем самым конфликтом города и деревни (о котором мы говорили в соответственной главе — БУДЕТ ССЫЛКА), а вместе с тем, также конфликтом прогресса и традиции. Это касалось, в том числе, идеологической сферы; но о каком консерватизме и прогрессе может идти речь в рамках «космической» натурфилософии? Необходимость участия в общественной жизни Афин и отстаивать стороны в вышеуказанной борьбе — уже неизбежно вынуждала философов начать пристально разбирать вопросы человеческой жизни, добродетели и нравственности — этические вопросы и вопросы государственные. Конечно, эти проблемы затрагивались и раньше, также как и раньше существовали подобные конфликты, и как мы видели, практически все философы до этого момента были активными политическими субъектами. И тем не менее — только теперь этико-политические вопросы стали вопросами специального философского рассмотрения.

Исторический контекст периода

Итак, дальнейшая история развития философии была тесно связана с именами политических деятелей — Фемистокла и Перикла. Даже на счет детства Фемистокла сохранилось свидетельство, весьма симптоматическое для рассматриваемой нами «философской революции» — в отличие от других детей, Фемистокл обдумывал и сочинял речи. В этих речах он либо обвинял, либо защищал кого-либо из сверстников.

Когда в ходе событий 510-507 гг. была произведена демократическая революция в Афинах — Фемистокл находился в возрасте около 17-ти лет, и он вполне мог ощутить всё значение произошедших событий. Новая политическая система открыла путь к власти тем людям, которые ранее были лишены возможности её достичь. Среди таких людей был и незаконнорождённый гражданин Фемистокл.

Фемистокл

Для участия в новых политических реалиях, требовались умения убеждать, выступать перед народным собранием, быть постоянно на виду — те черты, которыми обладал молодой афинский политик, и которые он культивировал у себя с детства.

В 494-93 годах, в возрасте тридцати лет, Фемистокл стал архонтом (а.к.а. «президентом») Афин. Находясь на этом посту, он провел эпохальную реформу: им была санкционирована постройка нового порта в пригороде Пирей и постройка огромного флота, на который теперь делался больший упор, чем на традиционных пехотинцев-гоплитов.

Но что такое гоплит?

Гоплит, это не простой солдат; чтобы стать гоплитом, нужно обязательно быть гражданином города, а для этого необходимо владеть землей в пределах государства. Таким образом, мышление гоплита неизбежно равнялось мышлению сельского землевладельца; и наоборот, землевладелец мыслил в пределах гоплитского военного устройства. А поскольку аристократ — это также землевладелец, то и для него тоже куда лучшим казалось отстаивать роль гоплитского строя (кстати говоря, эта общность через «землю» влияет и на классовую борьбу; и даже в средние века, феодал и крестьянин имели куда больше общего, чем они оба и житель города, особенно в сфере идеологии). Да и более того, от симпатий армии в первую очередь зависит политическая власть партий. Поэтому решение Фемистокла — это не только удачное в стратегическом плане военное решение, но и мощный удар по политической власти аристократии внутри города. Всё это, конечно же не осталось незамеченным; консервативно настроенные граждане единым фронтом выступали против мероприятия Фемистокла и считали его тактическим провалом, пока спустя 14 лет не была одержана знаменитая победа при Саламине.

Всё это не историческая модернизация, таким же образом дело представляли и сами древние. Приведем свидетельство Плутарха:

«Этим Фемистокл усилил демос против аристократии и придал ему смелости, так как сила перешла в руки гребцов, келевстов и рулевых. По этой причине и трибуну на Пинксе, устроенную так, что она была обращена к морю, тридцать тиранов впоследствии повернули лицом к земле: они думали, что господство на море рождает демократию, а олигархией меньше тяготятся земледельцы».

Хроника основных событий эпохи:

  • 490 до н.э. – победа над персами при Марафоне, последняя яркая сцена в жизни аристократического гоплитского строя. События Марафона впоследствии будут вспоминаться как «Золотой век» всеми афинскими аристократами.
  • 483 до н.э. – десять лет прошло с начала реформ Фемистокла, всё это время партия аристократов во главе с Аристидом всеми силами препятствовала проведению реформы, но именно в этот год борьба накалилась до такой степени, что на референдуме был поставлен вопрос об изгнании (остракизм) одного из двух политиков, и народ постановил изгнать Аристида. С этого момента Фемистокл получает полную власть в городе.
  • 480 до н.э. – афиняне терпят поражение и вынуждены бежать из города как раз таки на свои корабли, на «бесполезный» огромный флот (сохранив этим политическую независимость от Спарты); и даже более того, благодаря флоту афиняне могут диктовать условия Спарте, и от их решений зависит судьба всей войны против Персии. В этом же году Фемистокл одерживает морскую победу возле острова Саламин и становится главным человеком во всем Эллинском союзе, оставаясь первым человеком Афин.
  • 479 до н.э. – битва при Платеях, греки окончательно перехватывают инициативу в войне; в сознании греков это было нечто невероятное, ибо они всегда считали себя отсталой окраинной провинцией по отношению к богатой и развитой цивилизации Востока (об этом прямо говорит Геродот). Огромная армия персов казалась непобедимой перед столь малыми силами. Совершив этот подвиг — произошел идеологический сдвиг в умах по всей Греции; отчасти он прослеживается в поэмах Эсхила и стихах Симонида. Греки это свобода, Персия это царская деспотия.
  • 478 до н.э. – ранее в общегреческом флоте первенство (верховное командование) принадлежало Спарте, таковым было компромиссное решение союзников. Теперь спартанцы победили в нескольких морских сражениях и отвоевали морской проход к колониям (источник хлеба) в Черном море. С точки зрения Спарты — все цели войны были достигнуты. Но Афины решили продолжать войну до полного освобождения Ионии, используя свой флот (большую часть от общего флота). Спарта же решила опираться на гоплитский строй и в случае чего снова обороняться дома; к этому их вынуждала и внутренняя обстановка с постоянным риском восстания рабов (илотов). В общем союзе назрел раскол, Афины продолжили войну самостоятельно, создав «Делосский морской союз». В рамках союза, афиняне выбирали ежегодно десять эллинотамиев для заведования союзной казной, находившейся на Делосе, в святилище Аполлона. Союз представлял собой симмахию (наступально-военный альянс) на «вечные времена». Он развивал торговлю и обеспечивал безопасность коммуникаций, поэтому его поддерживали купечество и ремесленники во всех городах-участниках, что также ослабляло аристократию и толкало союзников идти по стопам Афин. Именно «общая» казна союза стала значительным источником финансирования культурного прорыва в Афинах.
  • 476 до н.э. – предвидя возможные разногласия и вражду в будущем с Афинами, спартанцы запретили жителям возводить вокруг своего города стены (такой же запрет распространялся на все подвластные Спарте города). Причина проста — отсутствие стен — залог сухопутного сражения, в котором решает всё гоплитский строй, а у Спарты этот строй был самым сильным в Греции; к тому же греки очень плохо владели осадной техникой. Так как Спрата была главным центром всей аристократии в Греции, это требование шло рука об руку с локальной политикой аристократов (напр. в Афинах), с их требованием упора на гоплитский строй; поэтому и афинские аристократы, помимо прочего, были недовольны и стенами, оправдывая это недовольство, правда, влиянием на нравственный облик граждан (стены воспитывают психологию трусости).

Все знают, что Спарта сильнейший военный полис, и именно они были главными виновниками сухопутной победы при Платеях. Поэтому требование со стенами касалось вообще всех полисов, включая Афины. Если кто-то не согласен — его заставят силой, само собой. Но и здесь не обошлось без Фемистокла, который принял личное участие и в том, чтобы отвлечь спартанцев, дабы всё таки возвести стены. Даже более того — стенами был обнесен и порт Пирей, и дорога, соединяющая порт с городом. Таким образом Афины, в случае осады, смогли бы постоянно снабжать город продовольствием из колоний, а в самом море — сохранять тотальное превосходство, сосредоточив на морских силах всё свои ресурсы.

«Длинные стены» — залог процветания демократии

В 471 году Фемистокла изгоняют из Афин путем всенародного референдума; поводом становится его сношение с персами (многие исследователи говорят что это не правда, но вся его биография помимо событий войны, говорит о том, что обвинение справедливо)и даже желание свернуть демократию и стать новым тираном (на пике славы и после стольких лет правления это тоже звучало весьма вероятной идеей)Преследования перерастают все границы и превращаются даже в требование вернутся в Афины для суда и последующей смертной казни; так что скитания по Греции заканчиваются для Фемистокла переездом в Ионию, под прямую власть персидского сатрапа.

Поколению философов Зенона и Эмпедокла в это время исполняется около двадцати лет. Они вошли в сознательный возраст во время доминирования Фемистокла и уже отгремевших побед (в Сицилии во время Греко-персидской войны шла война с Карфагеном, точно такая же по значимости), а раннее детство они провели во время разрушения Афин персами. Те, кто жил в самих Афинах — застали воочию подъем от полной разрухи к «первому городу Греции».


Прошло всего двадцать лет радикальных преобразований Фемистокла, и само собой консерватизм ещё никуда не исчез. Как только Фемистокла изгнали, Афины словно вернулись к благословенному для аристократии «Доклисфенову времени» (Клисфен — лидер демократов во время революции 507 года). Снова ареопаг, совет «благородных и лучших», стал вершить высший суд и вести государственные дела; богатые землевладельцы снова потеснили на «надлежащее им место» моряков и ремесленников. Теперь первым человеком в городе стал Кимон, сын Мильтиада, самого знаменитого из стратегов, одержавших победу над персами при Марафоне (490г); при той самой битве, с которой все реакционеры связывали свой «Золотой век». Чтобы понимать насколько Кимон далек от демократии, достаточно напомнить, что он — яростный поклонник, настоящий фанат спартанцев; до такой степени, что что даже сына своего назвал Лакедемонием.

В таких благоприятных для консервативных ретроградов условиях — в город возвращается трагический поэт Эсхил (до этого, во время правления Фемистокла, он уехал в регион консервативной эмиграции — на Сицилию). И вот в 468 году Эсхил проиграл на состязании поэту Софоклу; и не просто потому что время способствовало тому, что консерватор Эсхил проиграл — просто Софокл был по своему ещё более примитивным консерватором, ещё менее выходящим за пределы кругозора необразованного крестьянина, с которым также во многом совпадала идеология аристократических кругов. Конечно, выбор между ними был труден (об этом говорят даже источники)т.к. оба автора те ещё ретрограды, и здесь перевес в сторону Софокла дало его новшество с введением третьего актера и желание аристократов немного заигрывать с массовым зрителем (перевес Софокла обеспечило личное вмешательство Кимона).

Всё сказанное до сих пор, касалось людей, относящихся к прошлой эпохе, которые застали в сознательном возрасте начало греко-персидской войны.

Теперь же пришло время говорить о том поколении, которое родилось примерно во время начала той войны, и которые в свой сознательный возраст вошли примерно во время торжества описанной нами аристократической реакции.

К новому поколению людей, к которым уже в некоторой степени относился и сам Фемистокл — принадлежал также и поэт Эврипид, которому к 465 году исполнилось пятнадцать лет (почти сознательный возраст). Развитию разносторонних увлечений Эврипида в немалой степени способствовало то, что в Афинах, превращавшихся понемногу в культурный центр всей Эллады, поселилось к этому времени немало образованных людей, поэтов и философов, историков и художников, из других греческих областей, и особенно из ионийских городов Малой Азии, ставшими частью «Афинского морского союза». Духовная жизнь афинян становилась все более многообразной и насыщенной, развиваясь в преодолении отживших традиций и представлений по мере того, как демос, оттесненный на время на задний план политической жизни, вновь начинает борьбу за право решать дела государства, а вожди демократии, и первый из них — Перикл, сосредотачивает вокруг себя всё самое «передовое».

Перикл, сын Ксантиппа

Эврипида, как и философов нового поколения, не могла не интересовать и не радовать та решающая битва, которую Перикл и его сторонники начали против оплота аристократии — Ареопага. Недовольные политикой Кимона, демократы только и ждали повода для выступления. И таким поводом явилось предложение Кимона отправить отряд афинских гоплитов на помощь спартанцам (!), которые оказались в это время в очень тяжелом положении, в связи с сильным землетрясением и восстанием рабов (илотов).

Это восстание, известное как Третья мессенская война (нач. 464 до н.э.), быстро охватило всю Лаконию и Мессению. Илоты, покинув поля, укрепились на горе Итоме, и спартанцы никак не могли заставить их сдаться. Но только приход афинян не только ничего не изменил в войне, но спартанцы также заподозрили афинян в сговоре с илотами, и этим оскорбили весь афинский народ, и одновременно уничтожили репутацию Кимона.

Воспользовавшись этим, сторонники демократии, и первый из них Эфиальт, перешли в наступление на привилегии родовой знати, и уже в 462 году народное собрание приняло закон, который отнял у Ареопага большую часть его прежних прерогатив. А самому Кимону, подвергнутому теперь остракизму, пришлось удалиться в изгнание в 461 году, так что теперь политикой Афин снова заправляла партия демократов, под руководством Перикла.

Бытие определяет сознание

Выше уже говорилось, что лидер демократии, Перикл — сосредоточил вокруг себя всех передовых деятелей культуры. Сам он также поэтому был максимально просвещенным человеком своего времени. Постепенно Перикл сосредоточил в своих руках и все дела полиса; он продолжал теснить аристократию, стремясь расширить права малоимущих и неимущих граждан. Так, уже через несколько лет, в 457-456 гг., должность архонта, бывшая ранее привилегией исключительно знати, стала доступной для свободного гражданина любого происхождения. Землевладельческая аристократия уже не могла претендовать на то, что она представляет собой хозяйственную основу общества. Хлеб теперь был преимущественно импортный, из колоний в Черном море; остальные продукты ввозились со всего Средиземноморья; таким образом знать потеряла не только политическую, но и экономическую значимость для города. Теперь не аристократам, а ремесленникам, производящим массу промышленных товаров на экспорт, мореходам и купцам, богатеющим от этой торговли — пришло время им решать дела полиса и определять его положение в Греции.


С укреплением демократии стал более заметен отход от многих традиционных представлений и верований, казавшихся теперь устаревшими архаизмами для более просвещенных афинян. Люди поколения Эврипида были обращены своими взглядами в будущее, так как Афины — после персидского разорения — всё ещё лишь отстраивались, и их политическое влияние ещё только должно было достигнуть апогея; среднестатистический афинянин всё ещё был беден, но тем не менее — уровень жизни рос на глазах, и рос ощутимо быстро, при чем уже не за счёт землевладения.

Консерваторам, которые морализировали в духе пуритан о честном труде на земле, о строгой нравственности и уважению к предкам — можно было наглядно представить быстро богатеющих купцов и растущую роскошь самого города; отрицая деревенский уклад и предпочитая город, массовый афинянин отрицал вместе с тем и архаичную систему мироощущения.

О значении произошедшего культурного поворота свидетельствует тот факт, что общегреческая звезда театра Эсхил, спустя 4 года после ликвидации власти Ареопага — написал знаменитую трилогию «Орестея», суть которой выражалась в защите Ареопага, культа предков, набожности, старой житейской мудрости и в критике обогащающихся торгово-ремесленных слоев. Фактически Эсхил прямо выступил на стороне реакции, и это мало не закончилось для него трагично. Афиняне готовы были забросать его камнями и даже вызывали на суд, который должен был закончиться самым суровым обвинением, если бы не заступничество одного из героев персидской войны, с которым Эсхил сражался в одном ряду. Только уважение к ветеранам войны спасло Эсхила и ему удалось снова бежать на Сицилию.

По этому эпизоду можно оценить весь масштаб смены парадигмы; путем допущения обратного от морали самого Эсхила — можно представить себе запросы общества того времени. Итак, в Афинах возникла насущная необходимость в просвещении, в повышении культурного уровня, чтобы соответствовать статусу своего города. Но в Греции не было того, что мы сейчас называем «высшим образованием», массовый грек мог получить только общее образование в «гимнасии» и согласно обычаям он должен был «пассивно» получать знания от постоянного нахождения в кругу старших. Философия оказалась закрытым знанием для немногих посвященных, она была элитарным явлением; но именно философия была аналогом «высшего образования», и именно его теперь хотели получить молодые люди всей Греции. Роль университетов начали выполнять философы, которые только вышли из периода своего собственного обучения и как раз вовремя предстали на публику — философы-софисты.

Продолжение…

Главная История философии Античная философия: гуманистическая революция | Часть первая